Приветствую Вас, Гость

Главная » 2019 » Май » 15 » Кукушкино гнездо
13:12
Кукушкино гнездо


Особенно когда они люди.
Даже когда они люди.
От кукушек одни проблемы.

Кукушка – его сводная сестра. Водопад тёмных волос, вечно удивленные глаза навыкате, трупы комнатных растений и громкий смех.
Кукушку категорически не любило все живое, ни один питомец не жил более недели, но попытки все не оставлялись.
Да и комната ее больше на гнездо походила: туда стаскивалось все, что хоть отдаленно ей нравилось. То есть всё блестящее, бренчащее, пушистое и банки с чаем. Комната же Виктора на этом фоне казалась практически кельей, используемой лишь для ночевки и кратковременных молитв во время дождя.

***


- Ладно, что я сделал?
- А что ты сделал? - Кукушка подняла удивленный взгляд.
Виктор раздраженно выдохнул.
- У меня вместо ноги птичий окорок. На меня все утро падают сосульки, хотя на дворе сентябрь. Единственная ведьма, кого я знаю – ты. Так что я сделал?

 

***


Виктор сидел на скамье, немедленно сломавшейся под ним, и думал. Не то чтоб он не занимался этим раньше, но пытаться анализировать ситуацию было откровенно тяжело. Виктор – человек действия, король конкретного мышления и профан человеческих взаимоотношений. А теперь он проклят неизвестно кем, неизвестно за что и неизвестно, как эту херобору отменить.

Ладно. Раз своих мозгов не хватает, придется обратиться к памяти предков. Парень решительно кивнул сам себе и поковылял в сторону библиотеки, молясь, чтобы та не сгорела за минуту до его прихода. Ну, или когда он будет внутри.

Книг не было на выдаче. Книг не было в хранилище. Книги пожрала моль, утопила прорвавшаяся труба, украл стремный укурок с соседней улицы и накрутил из страниц косяков. Виктор со свистом выдыхал сквозь зубы, удерживая себя от попытки самоличного поджога библиотеки, и с остервенением чесал птичью ногу.
Мрачнее тучи, вечером ввалился в квартиру, мокрый насквозь и отбивший себе макушку градом. Отобрал у ошарашенной сестры полотенце и припер к стене, пытаясь выяснить все, что та знает о проклятиях.
- По-хорошему, - осторожно начала она, наливая воду в чайник. – надо бы знать проклинающего, обычно это наполовину проблему решает.
Виктор раздраженно фыркнул и потер переносицу.
- Да знаю я! Знаю! Но вот ты можешь точно сказать, колдун перед тобой или нет? И сколько таких вообще хотя бы в границах города? Я уж молчу про тех, кто раз в год из своей норы в лесу вылезает, им проклясть за случайный чих – как плюнуть.
Кукушка захихикала, глядя на несчастного брата, но память напрягла:
- В общем, есть разные способы снятия проклятия…

 

***


Случайные прохожие, если бы таковым вообще было дело до других случайных прохожих, были бы до крайности удивлены. Виктор, в трениках и толстовке, с зонтом на спине, прицепленным на манер меча, хромал по дворам по зигзагообразной траектории, отпинываясь лапой от бродячих псин. Доходил до ему одному известного места, доставал из кармана монетку, клал на асфальт. Смотрел сверху вниз тяжелым взглядом:
- Извини, - а подобным тоном скорее желают смерти, чем прощения.
«Вернуть украденный предмет и раскаяться».
- Знал бы, в карманники бы заделался, - злобно отшвыривая очередную собаку, шипел Виктор.

 

***


Виктор ездил на автобусах с незастёгнутым рюкзаком. Виктор гулял ночами в темных закоулках, нарочито посвистывая. Виктор оставлял карандаши, ручки, кружки, наушники где попало и старался об этом забыть.
К концу недели начал незастёгнутый рюкзак носить в руке навытяжку.
«Передать проклятие кому-нибудь другому».
Когда в очередном, уже изрядно поднадоевшем темном закоулке у него вырвали рюкзак из рук, Виктор лишь напряженно смотрел в спину ровно бегущего вора. Затем так же напряженно чесал задолбавшую его птичью ногу.
- Вот же блять.

 

***


«Выполнить невыполнимое задание».
Кукушка откровенно не понимала, за что ей это наказание, и втихую выплетала под столом кошкину колыбель. Виктор же сатанел, не понимая, как такая элементарщина может до кого-то не доходить.
- Ладно, - парень выдохнул, пытаясь успокоиться. Перевел взгляд на стены, обсыпанные флуоресцентными звездочками, ловцами снов, фотографиями и прочим девичьим хламом. – Ты хоть поняла, что такое производная?
Кукушка подняла рассеянно-молящий взгляд и заискивающе улыбнулась.
- Братик, я тебя очень люблю и уважаю, но ты же понимаешь, что мне это и в гробу не надо?
Виктор откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди.
- На собрании твоя математичка сказала, мол, скорее параллельные прямые пересекутся, чем ты выучишь алгебру, - едва слышно пробормотал он.
А смех у Кукушки все же мерзенький.

 

***


«Убить человека, инициировавшего проклятие».
Виктор, хоть и был мрачным говнюком, но на ножах ни с кем не ходил и открытых врагов в жизни не имел. А единственный вероятный недоброжелатель уже четыре года как в земле лежал.
Виктор неловко мялся у могилы, клал венок и конфеты. А в ушах гремело: «На ведьмино отродье променял!», бабушка с надгробия недовольно кривила губы, смотрела тяжело. Взгляд знакомый донельзя – каждое утро в зеркале видит. Гены пальцем не задавишь - упрямство Виктор делил с ней напополам и потому воспитавшую его мачеху хаять за спиной никому не позволял, пусть мачеха хоть трижды ведьма.
А нога все чесалась, зараза.

 

***


Виктор устало свернулся в кресле и затравленно смотрел себе в колени. Даже непрошибаемая Кукушка притихла, укрыла брата пледом со звездами и заварила чай. Через долгих полчаса он длинно-несчастно выдохнул, поднял на нее покрасневшие глаза, обведенные синяками.
- Ты меня точно расколдовать не можешь? – безнадежно протянул Виктор.
- Почему не могу? Могу, - Кукушка пожала плечами и подлила в заварник кипятка.
Виктор выпрямился в кресле. Челюсть медленно съехала вниз, а веко задергалось.
- А?!
Кукушка отвернулась, усиленно пытаясь сдержать разъезжающиеся губы.
- Так ты ни разу и не спросил. Откуда ж я знала, может тебе так нравится?
«Найти колдуна, более могущественного, нежели наложивший проклятие, и попросить помощи».

Казалось бы, вороны страшные птицы. Нет, серьезно, плотоядные птицы размером с кошку. Цвета ночной воды, смерть в которой замечаешь, лишь упав по шею. Очевидно.
Или совы. Неслышно несет в перьях смерть, сверкая огромными глазами. Совы не то, чем кажутся. Очевидно.
Чушь. Хуже кукушек ничего не существует.

 

Даша Кузьмина
 

Источник
 

Предыдущий Следующий

 

 

Категория: Сказки и притчи | Просмотров: 214 | Добавил: Хранитель-Ветер | Теги: юмор, миниатюры, Даша Кузьмина | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 1
avatar
3
1
Я как раз хотела продолжить из Дашиных...)
avatar