Главная » Статьи » Мифы, легенды, сказания

Еще раз о тайнах "Книги Велеса"

Публикация древних текстов и их переводов, начавшись после Второй мировой войны, растянулась более чем на полвека и закончилась только в 2000 году. Но уже и частичные публикации неожиданно для самих публикаторов, в том числе и для меня, привлекли внимание мощнейших спецслужб современного мира, стали предметом политической борьбы и спекуляций.

Дело дошло до того, что сотрудник филиала ЦРУ — Института международных стратегических исследований (Вашингтон, США), известный своим махровым русофобством профессор политологии Уолтер Лакер в работе, посвященной политической ситуации в России1 посвятил «Книге Белеса» специальную главу. Если верить Лакеру, главными идеологами нарождающегося русского фашизма являются С.Есенин вкупе с А. Пушкиным, а «священным писанием» этого течения признается непосредственно «Книга Велеса».

Книга ВелесаЗаокеанский «знаток» русской истории учит нас, как нам относиться к отечественной истории и древней вере. Но ему и невдомек, что с тех пор как в России историческую мысль перестали сковывать идеологические догмы, у «Книги Велеса» появилось немало сторонников, в том числе и среди представителей официальной науки. Достаточно сказать, что за последние восемь лет было осуществлено девять переизданий самого памятника (в моем переводе), и на его основе уже выросла обширная историческая литература, защищаются диссертации. Недавно доктором филологических наук, академиком Ю.К. Бегуновым тексты «Книги Велеса» были включены в «Хрестоматию по политологии»2.

Вышли переводы «Книги Велеса» на украинский язык известного филолога Б. Яценко (1995), а также на сербский язык всемирно известного академика профессора Миланского и Белградского университетов Р. Пешича.

Однако последователи Лакера объявились и в России. Активнее всех в последнее время в зарубежной и отечественной печати (в том числе и академической) выступает против «Книги Велеса» доктор исторических наук В.А.Шнирельман3. Сей ученый муж при советской власти занимался изучением «происхождения скотоводства», а в новое время перекинулся на борьбу с русским национализмом и «язычеством», особенно же яростно он стал выступать против идей «Книги Велеса». Причем это произошло после того, как он два года работал по приглашению в Международном центре имени Вудро Вильсона в Вашингтоне, где познакомился с Уолтером Лакером и, конечно, с его непосредственным начальником Збигневом Бжезинским. С тех пор В.Шнирельман стал ярым проводником их идей в области отечественной истории.

Так в чем же дело? Почему так обеспокоился господин У. Лакер и его присные? Почему творение новгородских волхвов IX века, 43 дощечки с руническими текстами, которые в основном касаются событий русской истории более чем тысячелетней давности, так озаботили не только скромных славяноведов, языковедов и историков, но и политиков и политологов? Почему службы внешней разведки США, Израиля, как и ранее СССР, уделяли и уделяют сей теме столь много внимания?

Оказывается, все не так просто, как может показаться. У сей истории очень и очень давняя предыстория. О существовании славянских рунических книг в определенных кругах, направляющих течение политической и культурной жизни в нашем мире, было известно давно. И есть подозрение, что сами славянские рунические рукописи лишь благодаря исторической случайности или провидению «выпали» из закрытых хранилищ организаций, имеющих прямое отношение к закулисе мировой политики. И не случайно отклики на «Книгу Велеса» так оперативно пришли со стороны историко-политологического отдела ЦРУ Института стратегических исследований.

Но как столь важные документы древней истории вырвались из тьмы и явились на свет? Мы коснемся здесь некоторых особых обстоятельств в их истории.

ОТ АННЫ ЯРОСЛАВНЫ ДО ГРАФОВ СТРОГАНОВЫХ
Итак, перенесемся на три столетия назад. Известно, что в то время уникальнейшие славянские рунические рукописи и книги уцелели лишь в одном месте в Европе. А именно: в древлехранилище французской королевской библиотеки, в аббатствах Санлис и Сен-Жермен под Версалем. Но как они попали туда?

Анна Ярославна, королева Франции Анна Ярославна, королева Франции

Их привезла с собою в XI веке русская княжна Анна Ярославна, дочь киевского князя Ярослава Мудрого, выданная замуж за французского короля Генриха I Капета. Эти рукописи были ее приданым и, между прочим, очень ценным. Все привезенные ею с собой древние книги и рукописи, все ее письма сохранились во Франции вплоть до XVIII' века. Например, на знаменитом глаголическом Реймском Евангелии из библиотеки Анны клялись при восхождении на престол все французские короли, включая последнего.

Но первые достоверные известия о таинственной рунической библиотеке французских королей относятся к концу XVII века.

Тогда, в 1688 году, в аббатстве Сен-Жермен поселился изгнанный из Англии и лишенный престола король Яков II из династии Стюартов. Он жил здесь долгое время, мечтая о возвращении трона, но не имея к тому средств. Потому и впал в глубокий мистицизм и стал надеяться возвратить власть средствами магическими, для чего из числа своих сторонников, изгнанных из Англии, создал мистико-политическую организацию. Так было положено начало «клермонтской системе строгого послушания» Ордена франкмасонов, наследника английских масонских лож, кои впоследствии слились с таинственным Орденом розенкрейцеров.

В сей ложе в основном занимались изучением тайных наук по богатейшему в мире королевскому собранию Папирусов египетских жрецов, рукописей античных философов, рунических документов, в том числе и славянских. Однако уверен, что славянские документы они вряд ли могли понимать, поскольку языка не знали.

Но впоследствии среди розенкрейцеров, допущенных к той загадочной библиотеке, появились и те, для кого русский язык был родным. Речь идет прежде всего о русском вельможе Александре Сергеевиче Строганове, а также о его сыне Павле Александровиче Строганове.

О них следует сказать особо. Строгановы были тогда одними из богатейших людей не только в России, но и, пожалуй, в мире. Богатство было заложено еще их великими предками, они давали средства для присоединения Сибири к России и заработали на сем невероятное состояние. Именно они наняли дружины Ермака, именно они строили в Сибири первые заводы и т.д. И они же в XVIII столетии оказывали заметное влияние на политическую жизнь уже не только в России, но и в Европе.

Граф Александр Сергеевич Строганов Граф Александр Сергеевич Строганов

Так, А.С. Строганов был одним из трех высших масонов (наряду с Шевальри и бароном Туссэном), которые учреждали в 1773 году высшие степени в только что организованной Французской ложе Великий Восток. И как тут не заметить, что сия ложа с тех пор и поныне оказывает заметное влияние на политику в Европе и Америке. Буржуазно-демократические, да и, верно, антимонархические идеи Великого Востока были отчасти выражением идей и самих первых русских промышленников Строгановых, поднимавшихся к своему невероятному богатству с самых что ни на есть демократических низов.

Знаменит был А.С. Строганов также покровительством наукам и искусствам. Будучи в Европе, он собрал уникальнейшую коллекцию картин и древних рукописей, кою потом привез в Россию. А в России он возглавил Императорскую академию художеств и стал директором Императорских публичных библиотек. Потом он прилагал заметные усилия и к спасению славянских рунических рукописей.
 

А о судьбе славянских рунических рукописей А.С. Строганов, судя по всему, знал непосредственно от своего сына Павла Строганова. Случилось так, что во время Великой Французской революции Павел жил в Париже. Там под именем Пауль Очер он стал якобинцем, членом знаменитого клуба «Друзей Закона», кои вырабатывали конституцию рождающейся республики и декларацию прав и свобод человека и гражданина (эти документы потом легли в основание буржуазных конституций всех стран Европы и явились образцом для конституции США). Клуб «Друзей Закона» после низложения монархии заседал непосредственно в бывшей королевской резиденции, в Версале. Разумеется, чтобы вырабатывать законы, необходимо было часто обращаться к многим юридическим документам из королевской библиотеки. И библиотекарем сего клуба, распоряжающимся всеми сокровищами королевской библиотеки, в том числе и ее древлехранилищем, был назначен... да-да, именно Пауль Очер, то есть граф Павел Строганов.

Судя по всему, Павла Строганова не слишком занимали древние рукописи и вряд ли он понимал их ценность: в отличие от отца он не был страстным коллекционером. Он был еще совсем молодым человеком — едва за двадцать пять, его влекла революция, у него был роман со знаменитой на весь Париж куртизанкой Теруань де Мерикур, той самой, что устроила пляски на развалинах разрушенной восставшими парижанами Бастилии... Словом, его жизнь была насыщена самими разнообразными впечатлениями, и было не до рунических досок и пергаментов.
 

Однако стоит ли удивляться тому, что в бытность П. Строганова в должности версальского библиотекаря все сокровища этой библиотеки, в том числе и славянские рунические документы, были переправлены в российское посольство и таким образом стали собственностью посла Российской империи во Франции Петра Петровича Дубровского, кстати, являвшегося членом того же Великого Востока? Разумеется, П.П. Дубровскому ничего не стоило договориться с соотечественником о приобретении интересующих его рукописей. Так древние рукописи были спасены от уничтожения невежественными людьми, ибо тогда Версаль подвергся разграблению восставшими французами.

По случайности псевдоним Павла Строганова был раскрыт, во Франции его стали считать российским шпионом, об этом стали шуметь парижские газеты. Скандал дошел и до императрицы Екатерины, которая с понятным беспокойством и негодованием следила за всем, что происходило во Франции. По ее приказу за молодым Строгановым был послан будущий канцлер Новосильцев, он вывез Павла из Парижа в Петербург.

На родине Павел Строганов стал другом молодого наследника престола и будущего императора Александра I и даже сумел внушить ему идею введения конституционной монархии в России. Нас же в связи с этим интересует лишь то, что о славянских рунических рукописях тогда узнал и сам будущий император Александр I, который впоследствии, после того как в 1800 году посол П.П.Дубровский спасенные от разграбления рукописи привез в Россию, приобрел большую часть уникальной коллекции.

РОССИЙСКИЕ МЫТАРСТВА СЛАВЯНСКИХ РУНИЧЕСКИХ КНИГ

Коллекция рукописей, привезенная Петром Петровичем Дубровским, вскоре привлекла самое пристальное внимание крупнейших библиофилов не только России, но и всей Европы. Она включала в себя египетские папирусы, свитки с текстами античных авторов, письма французских правителей, начиная с V века и т.д., и т.д., а также христианские и «языческие» рунические книги и свитки из библиотеки Анны Ярославны, дочери киевского князя Ярослава Мудрого.

Рунические книги славян! Заметки в разных газетах и журналах начала XIX века подробно освещают явление сей библиотеки4. Наконец, сведения о загадочных рунических славянских рукописях попадают и в каталог одного из крупнейших библиофилов, члена румянцевского кружка собирателей древних славянских рукописей, немца Ф. П. Аделунга5.

Собрание П.П. Дубровского гремит по всей Европе, его сравнивают с собранием Ватикана. Составители «Дипломатического трактата», описывая древности России, тогда даже считали, что по набору рукописей разных веков (от IV века!) ему просто нет равных в мире. Специально для сей коллекции в Санкт-Петербурге, на Невском проспекте, был построен и оборудован дворец, названный «Депо манускриптов». Ныне это здание Российской национальной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина.

Однако спустя пять лет после .известий о сенсационной находке славянских древностей, упоминания о тех рунических рукописях внезапно исчезли из печати. И когда П.П. Дубровский передал в дар императору и России большую часть своих сокровищ... славянских древностей среди них уже не было. Что же случилось? За давностью лет не все можно отследить, но контекст сей истории, в общем, ясен.
 

Не мог Петр Петрович передать столь ценные рукописи в руки российских академиков. Со времен Петра I Российская Академия Наук была по сути филиалом Немецкой Академии, и сидели в ней в основном немцы. Стоит ли удивляться, что в области истории они насаждали печально знаменитую «норманнскую теорию», согласно коей, всеми своими достижениями Россия и Древняя Русь обязаны пришлым скандинавам и германцам. Разумеется, все свидетельства, противоречившие этой теории, безжалостно уничтожались, либо объявлялись подделками. В сущности, немецкими профессорами были вычеркнуты из истории России целые столетия — вся история до «призвания варягов». И они, конечно, уничтожили бы и славянские рунические рукописи из коллекции П.П.Дубровского, если бы эти рукописи попали им в руки. Да и потом, когда сие собрание у него выманили как дар России, а самого П.П.Дубровского чуть не засудили, оно было распродано по частям и часто по адресам неизвестным. Ныне рукописное собрание Библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Петербурге уже никто не сравнивает с собранием Ватикана — там уже с середины прошлого века нет ничего особо ценного.

Но вернемся к судьбе славянской рунической библиотеки.
 

В 1800 — 1811 годах в Санкт-Петербурге Петром Петровичем Дубровским была основана по существу Тайная Русская Академия, боровшаяся с «норманистами». Поддерживали деятельность сей академии русские вельможи — А.С. Строганов, Г.Р. Державин. Большое участие в ее работе принял крупнейший библиофил того времени Александр Иванович Сулакадзев, ставший близким другом Петра Петровича. Именно в собрании А.И.Сулакадзева впоследствии и появились все рунические свитки и книги из библиотеки Анны Ярославны. Передача их Александру Ивановичу была оправдана не только тем, что он также был крупнейшим ученым и патриотом России, но и тем, что входил в то же розенкреицеровское Белое Братство.

В 1811 году при содействии Гаврилы Романовича Державина небольшие отрывки из рунических сулакадзевских рукописей попали в печать6, и, конечно, на них обрушился шквал бездоказательных обвинений в подделке и фальсификации, не прекращающийся и поныне.

И, кстати, именно в архиве Г.Р. Державина (в рукописном отделе Российской национальной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина) недавно мною была найдена... сулакадзевская копия «Боянова гимна» из библиотеки Анны Ярославны. Сей уникальнейший рунический текст был недавно опубликован и изучен7 (См. «НиР» № 4, 1995; о судьбе библиотеки Анны Ярославны см. № 11, 1995). Теперь он постепенно входит в научный оборот. Но счастливая судьба этой рунической рукописи из библиотеки Анны — редкое исключение.
 

После внезапной смерти А.И. Сулакадзева, последовавшей в 1830 году, собрание стала распродавать его супруга София Вильгельмовна Сулакадзева, в девичестве Шредер; заметим, что среди клана Шредеров были и гроссмейстеры Ордена розенкрейцеров в России и Германии. В 1830— 1870 годах собрание славянской руники было продано. Значительная часть ушла в царскую библиотеку.

Сие собрание в 1880-х годах исследовалось Археографической комиссией под руководством известного норманиста А.А. Куника, и, естественно, было признано не стоящим внимания настолько, что о нем даже не стали упоминать в печати, только в архиве сохранились документы тех заседаний. Последний раз императорское собрание славянской руники было описано накануне революции в 1916 году8. С тех пор о нем не было слышно. Видимо, потому, что сие собрание было вывезено в 1919 году ЧК. Следы теряются в Москве, возможно, оно и по сю пору существует в каком-нибудь закрытом спецхране. Конечно, стоило бы поискать пропавшие рукописи, но для этого нужно решение наших «компетентных органов» или политической власти.

Более повезло той части рунической библиотеки, которая оказалась у частных лиц. Благодаря тому, что рунические дощечки «Книги Велеса» были в свое время проданы князьям Неклюдовым, они впоследствии были найдены, и теперь мы можем судить об их содержании.

ЯВЛЕНИЕ «КНИГИ ВЕЛЕСА» В XX ВЕКЕ

Найдены были рунические дощечки с «книгой Велеса» в имении Неклюдовых-Задонских под Великим Бурлюком в 1919 году, с тех пор их словно начал преследовать рок. Под ударами войск Южного фронта Красной Армии усадьбу покинули белые, в том числе и Марковский дивизион, где служил полковник А. Изенбек, спасший дощечки. Однако в не столь уж давние времена появилось сообщение в печати9 о том, что А. Изенбек в 1919 году воевал не под Харьковом и Великим Бурлюком, а в Бухаре. И даже делались ссылки на некие архивы Туркестанской ЧК. Но видимо, в тех документах речь шла о родственнике А. Изенбека. А документы Марковского дивизиона с упоминанием имени полковника артиллерии А. Изенбека были нами найдены в Центральном Архиве Советской Армии в Москве (фонд 39699, Опись 1, дело № 5, лист 317б). Так что был такой полковник в Марковском дивизионе. И для чего, интересно, понадобилось «искать» его в Бухаре?.. После разгрома Белой армии А. Изенбек переправил дощечки вначале в Белград (Югославия). Там, в 1922 году их изучал известный русский историк (также эмигрант) А.В.Соловьев, работавший тогда в Белградском университете. Соловьев связал тогда сии дощечки с именем А.И. Сулакадзева. Его статья о «Книге Велеса» 1922 года хранится ныне в Архиве РАН, в Москве (Фонд Пашуто, № 1890, дело № 36). Об А. Изенбеке, предлагавшем в 1923 году дощечку Белградскому университету, сообщила и эмигрантская газета «Новое время». Заметим, что все это происходило за пять лет до того, как А. Изенбек появился в Брюсселе и познакомился с Ю.П. Миролюбовым, которому ныне наши горе-ученые, например О.В. Творогов, приписывают «фальсификацию» дощечек.
Али (после крещения Федор Артурович) Изенбек Али (после крещения Федор Артурович) Изенбек

Когда А. Изенбек переправил дощечки в Брюссель, вокруг них опять стали происходить странные события. Кроме писателя Ю.П.Миролюбова, ими стал интересоваться также некий византолог, эмигрировавший из России немец М.Шефтель, оказавшийся потом членом известной нацисткой организации «Himmler's Ahnenerbe» (Наследие предков), той самой, что занималась собиранием исторических ценностей на оккупированных фашистами территориях. В 1941 году, после смерти А. Изенбека, дощечки «Книги Велеса» были изъяты сей организацией, и потому до нас дошла только копия, по счастью снятая ранее Ю.П.Миролюбовым.

А где оригинал? Очевидно, в архивах «Himmler's Ahnenerbe». Кстати, после войны они были вывезены в Москву. А это значит, что славянские рунические рукописи можно попытаться отыскать здесь. И среди бумаг европейских масонских лож (туда они могли попасть еще в XIX веке), и среди материалов бельгийского отделения «Himmler's Аhnenerbe». Так что есть еще надежда найти утраченные оригиналы дощечек и пергаментов.

После исчезновения дощечек главные события стали развертываться уже вокруг копии Ю.П. Миролюбова.
Юрий Петрович Миролюбов
Юрий Петрович Миролюбов

Вначале Юрий Петрович не собирался публиковать снятую им копию. Он был глубоко верующим христианином, и потому опасался, что большевистская власть в России будет использовать этот памятник против православия. Но потом, в 50-х годах, памятник древнеславянской письменности был опубликован и размножен среди русской эмиграции в разных странах, причем по настоянию одного из крупнейших богословов Зарубежной Православной Церкви протоиерея о. Стефана (Ляшевского), который осознал великое историческое и культурное значение сего документа, приложил немало усилий к его спасению и опубликованию, а потом активно защищал его подлинность.

Очевидно, что Ю.П. Миролюбов переоценил наши идеологические ведомства. Во всем, что исходило из белой эмиграции, в то время у нас видели только идеологическую диверсию. Советской науке была дана задача «разоблачить фальшивку белоэмигрантов». В результате явились и сохраняются по сю пору в немалом числе ученые, бездоказательно, но с жаром нападающие на сей памятник.
 

Причину такой реакции объяснила, первой откликнувшись на «Книгу Велеса» в академической печати, палеограф Л.П.Жуковская. В своем выступлении в Доме Ученых Лидия Петровна прямо говорила о том, что смысл ее отзыва определялся чуть ли не на партийном собрании и уж во всяком случае, был вызван давлением «органов» (хотя скорее тут сыграла роль ее боязнь «как бы чего не вышло»). И это не удивительно, если вспомнить, что первый ее отзыв был опубликован в 1960 году, когда борьба с «буржуазной псевдонаукой» у нас была в самом разгаре.

Но как только «угар» прошел, стало ясно, что и в политическом, и в идеологическом руководстве нашей страны по сему поводу были самые разные мнения, и патриотический подход одно время даже возобладал, потому в массовой печати появилось немало статей, защищающих подлинность дощечек «Книги Велеса».

Разубеждать патриотов из нашего руководства было поручено тогда доктору филологических наук О.В. Творогову. В своей первой статье на эту тему, под названием «Что стоит за «Велесовой книгой», он сразу и без привлечения каких бы то ни было научных аргументов объявил ее фальсификацией белогвардейского генерала А. Куренкова, а заодно и деникинского офицера Ю.П. Миролюбова, которые являлись по его словам «носителями и пропагандистами враждебной идеологической концепции». Он же тогда решил, что целью сей «мистификации» было: «служить против воинственного материализма», «советского строя», «политических врагов-большевиков». Словом, Олегом Викторовичем наводилась зловещая тень на происхождение «Книги Велеса».
А в конце своей разоблачительной статьи он заявил: «Незачем приукрашивать свое прошлое, преступно его искажать». После таких заявлений в то время защитников памятника могли привлечь если не к уголовной, то к административной ответственности, и уж во всяком случае, снять с занимаемой должности. Кстати, уже в постсоветское время О.В. Творогов и иже с ним сумели уволить из Пушкинского дома защитника подлинности «Книги Велеса», доктора филологических наук Ю.К. Бегунова. И конечно же, когда в стране коммунистическая идеология пошатнулась, О.В. Творогову пришлось заново ориентироваться и «на всякий случай» подкрепить свою позицию также и квазинаучными аргументами. Его аргументы Ю.К. Бегуновым и мной были рассмотрены и опровергнуты в научных монографиях, но ответа не последовало. И потому доныне нам приходится разговаривать с заведомо глухими оппонентами.

Но главное как раз не это. Главное то, что с точки зрения национальных интересов России пора уже не бороться с «Книгой Велеса», а поддерживать ученых и исследователей, работающих в этом направлении. Необходимо помогать поискам и иных важных рунических славянских рукописей. Ибо есть еще время и есть надежда.

«КНИГА ВЕЛЕСА ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ БУДУЩЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ?»

Не случайно против «Книги Велеса» ныне выступают вполне определенные спецслужбы зарубежных стран, ибо сей памятник уже начал служить России. И не следует недооценивать влияние идей, высказанных в глубоком прошлом, на современность. Достаточно вспомнить, как служит античная литература современным Греции и Италии, ведическая литература — Индии, а библейская литература — современному Израилю. Любая уважающая себя страна мира поддерживает свою древнюю культуру, обращается к своим традициям. Так же следует поступать обновленной России.

«Книга Велеса» в наше время выступает на стороне русских, и вообще на стороне славянства. Ее используют в борьбе за свои права русские в Казахстане и в Прибалтике. Согласно «Книге Велеса», прародина славян и древнейшие славянские царства находились и в казахстанском Семиречье, и на Северном Кавказе, и в Крыму. Она рассказывает об общей и великой истории всех славянских родов, ныне разделенных границами, языком и вероисповеданием.

Ныне очевидно, что идеи, высказанные волхвами Древнего Новгорода на страницах первой русской (славянской) летописи, оказались равно близкими всем русским людям вне зависимости от их убеждений — и «правым», и «левым», и монархистам, и коммунистам, и демократам, и либералам, —тем из них, кому дорога Россия. Идеи, заключенные в этой книге, могут и ныне оказаться теми «скрепами», которые соединят наше раздираемое противоречиями отечество. И понимая это, многие современные политические силы в нашей стране (да и в «ближнем зарубежье») начинают присматриваться к этой книге, обсуждать ее и использовать ее древние символы и идеи.
 

И, кстати, не зная «Книги Велеса», многое в символах и подспудных идеях, витающих в нашем обществе, становится непонятным. Например, почему так популярен у нас символ «Медведя» (это священное животное Велеса), или что за «посох странника» принимал Назарбаев при своей инаугурации (по «Книге Велеса», странник повел праславянские племена на новую родину из ныне казахстанского Семиречья) и т.д., и т.д.

«Книга Велеса» служит и взаимному пониманию между народами, ибо ведическое мировоззрение в древности было равно присуще всем людям нашей планеты, да и теперь ведической по корням веры придерживается около четверти человечества.

Ныне огромные усилия прилагают внешние силы для усугубления противоречий между людьми разных вероисповеданий, но оказывается, что в прошлом таких различий не было, и потому не было и религиозных конфликтов. Обращение к мудрой и древней народной культуре может служить идее возрождения общего духовного пространства всех народов нашей страны, а также идее общечеловеческого братства.

Источник


1Laqueur Walter. Black Hundred. USA, Washington, 1993. («Черная сотня, или Происхождение русского фашизма», перевод и издание: Москва, 1994). Хрестоматия по политологии. Часть IV. Русская политическая мысль. Кн. 1. VI XV вв. Рюриковичи. Составитель академик Ю.К. Бегунов. СПб., 1999.

2«Мифы неоязычества и «Книга Велеса».В кн.: Russian Neo-pagan Myths and Antisemitism. Jerusalaem: ACTA №13, 1998; «Исследования по неотложной этнологии». № 114. M., ИЭА РАН, 1998; Также статья в журнале «Итоги», №15 (150) 1999.

4 См. «Вестник Европы», ч. XX, 1805, №5. С. 54. «Северный вестник», ч. 5, 1805, № 2, с. 210-229; ч. 6, № 4, с. 85-98; №5, с. 207-222.

5Russland unter Alexander dem Ersten: Eine historische Zeitschrift Hreg. von H. Storch St. Petersburg; Leipzig, 1805.

6«Чтения в Беседе любителей русского слова». Книга 6, СПб., 1812.

7 См. Славянские руны и «Боянов гимн». М., «Вече», 2000.

8"Макаренко Н.Е. (Сборник ОРЯС АН СССР. Т. CI, № 3. П., 1928).

9Альманах «Русская старина».   Вып 1, 1990.


 

 

Категория: Мифы, легенды, сказания | Добавил: Хранитель-Ветер (29.09.2017)
Просмотров: 22 | Комментарии: 1 | Теги: книга велеса, Асов А.И. | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
avatar
1
1


Русь жива  - всё в наших генах, в ДНК, во Вселенной. :love:
avatar