Приветствую Вас, Гость

Главная » 2013 » Август » 14 » Две судьбы
18:47
Две судьбы

Люди встречаются,  общаются рядом, поселяются в душе, оставляя следы. В привычной череде дней, не всегда успеваем остановиться, выслушать и спросить, когда это так возможно……  Иногда о них напоминает фотография, или простая, старая открытка, со знакомым почерком… Казалось бы,  прошлое уже не вернуть… Но спустя годы,  вдруг,  случайно,  открываются удивительные  и волнующие  страницы их судьбы. И та, знакомая,  и привычная взгляду, фотография и открытка,  уже видится иначе…

Приглашаю вместе послушать  историю замечательных  людей, защитников блокадного Ленинграда, Николая Михайловича и Клавдии Алексеевны. Историю их жизни можно назвать историей любви… Которые вместе со всеми простыми людьми Того времени, проявляли доброту,  сплоченность, духовную стойкость, защищая наше будущее.

Две судьбы

Клава родилась в красивом селе Новгородской области. Однажды весной, во время половодья, когда  Клаве было 4 года, она поскользнулась на мокром мосту, и упала в ледяную воду реки. Её понесло быстрым течением, потом она ударилась о доски. Когда её спасли соседи.  она была без сознания. Когда её осмотрел фельдшер, он  сказал, что она не выживет, и чтобы готовились с худшему. Мама и бабушка плакали. Позже девочка рассказала о том,  что, когда она была без сознания, ей привиделось золотое сияние, из которого появился  старец,  и протягивает ей яблоко, и сказал ей, возьми, дочка, это вкусно… Когда она очнулась, то сказала о том, что ее дядя угощал яблочком… И бабушка воскликнула,  что это святой Николай Чудотворец спас нашу девочку.

Когда Клава закончила 7 классов в школе, она мечтала стать врачом, и она решила с подружкой поступить в медицинское училище. Шли до училища пешком, почти 100 километров. А когда пришли туда,  то оказалось, что в этом городе медицинского училища нет, а есть  только педагогическое, и поступили туда. Поселились в каком-то старом нежилом мезонине под крышей. Она устроилась так же на работу,  и каждый месяц Клава отсылала домой часть зарплаты, чтобы помочь семье, так как у неё ещё были младшие две сестренки и один брат.

Она окончила училище с отличием, и хотела продолжить обучение в институте, но получила весть,  что внезапно не стало отца. Которому исполнилось 39 лет. Она очень переживала, и написала записку,  в которой обещала отцу,  что обязательно всё сделает для сестренок и брата, не оставит их.

После учебы ей дали направление на работу в школу, в Чудовском районе Ленинградской области. Это был 1939 год,  когда она пошла на свой первый урок,  первый раз,  в первый класс.

Однажды, она пошли  с подружкой на танцы в клуб. Туда приходили летчики из аэроклуба. Там играл патефон, и звучала музыка  тех лет,  вальс-бостон кадриль,  падеграс, падеспань… Когда  они уже собрались уходить, то в дверях обратила внимание на  троих парней, с которыми встретились в дверях  клуба. Это были студенты из Ленинграда. Они возвращались к месту учебы, и, по пути на железнодорожную станцию, заглянули в клуб. Она заметила только одного парня, который улыбался и оглядывался по сторонам. Их взгляды встретились, и она поняла, что он ее судьба. Его звали тоже Николаем, Колей, как и имя святого Николая Чудотворца, который её спас в детстве. 

Потом начались счастливые дни юности, свидания, прогулки на велосипедах, по ромашковому полю, солнце, лето и мечты…

Коля учился в Ленинградском политехническом институте.

С детства он мечтал стать летчиком, и даже занимался в аэроклубе. А также спортом – боксом, легкой атлетикой, спортивным ориентированием. Он хотел поступить в лётное училище,  но, в тот год, это училище  закрыли, и он поступил в в 1937 году в политех.

В первый год войны Николая на фронт не взяли. Тогда студентов 4-5 курсов не призывали. Но он пришел в военкомат 23 июня, просился отправить его на фронт. Но, как и всех жителей Ленинграда, его  мобилизовали на рытье окопов, так как  фронт был уже очень близко.

Оборона города

Однажды Коля и Клава встретились, когда он пришел к ней попрощаться, и в это время началась бомбежка, но они не испугались, и наблюдали за воздушным боем. И когда наш летчик сбил фашистский самолет, то они аплодировали и кричали «ура». Клава в это время работала связной, и каждый раз, когда забирала почту, старалась забежать домой,  в деревню, где жили  её больная мама, сестренки и брат, и помогала,  чем могла.

 Через неделю немецкие танки  уже приближались к Ленинграду. Железнодорожные станции,  дороги,  и поля,  были,  как на ладони,  видимы для обстрела, и людям приходилось спасаться под ежедневным огнем. …Все бежали  к переправе Волхов, Клава с мамой и детьми не успели, так как в спешке потеряли маленького брата, а пока его искали, то паром ушел. Но это опоздание спасло им жизнь, так как в тот паром попала бомба, и все, кто там находился, погибли. Потом перебрались через Волхов, поднялись на холм, на котором было много народу. Там стоял стол, и выписывали направления на  эвакуацию.

Клава закончила курсы медсестер и рвалась на фронт. Но ее на фронт не взяли, а оставили работать в госпитале.

Николая с его другом тоже направили на работу в госпиталь, санитарами, где они дежурили ночами, получали в день  по 125 грамм хлеба. Клава рассказывала, что сохранилась фотография,  на которой он был истощенный, как скелет, с опухшим от голода лицом.

Блокадный хлеб

Через год Николая отправили на строительство «Дороги Жизни», блокадного Ленинграда, по которой вывозили раненых, детей, больных, по которой везли в Ленинград продукты, лекарства, оружие…

Дорога жизни

Тогда родилась об этом песня… 

Сквозь ветры, штормы, через все преграды 
Ты, песнь о Ладоге, лети!
Дорога здесь пробита сквозь блокаду, 
Другой дороги не найти.
 Эх, Ладога, родная Ладога!
Метель и штормы, грозная волна.
Недаром Ладога родная 
«Дорогой жизни» названа. 
 Пусть ветер Ладоги поведает народу, 
Как летом баржу за баржой 
Грузили мы и в зной, и в непогоду, 
Забыв про отдых и покой. 
 Зимой машины мчались вереницей, 
И лед на Ладоге трещал. 
Возили хлеб для северной столицы, 
И Ленинград нас радостно встречал. 
(слова и музыка - декабрь 1942)

А в январе 1944 года, Николая отправили на фронт и оттуда в партизанский отряд.

Клава  потом получила от него письмо. Он писал:

«Клава, дорогая моя, а, пишу тебе у самолета, через 10 минут улетаем. Прошу тебя, прими серьезно, ты можешь быть свободной, так как очень мало шансов у нас вернуться, мы летим в тыл к немцам. Береги себя, люблю, целую, твой Николай»

На фронте

Для выполнения этого задания,  нужны были подготовленные люди, умеющие прыгать с парашютом, работать с рацией и хорошо ориентироваться в незнакомой местности. Николая комиссия признала годным. Их группу сбросили с самолета, в тылу немцев. Они в лесу спрятали  парашюты, снаряжение, и. запомнив место, пробирались к  партизанам.  Потом, в поиске места приземления, ему очень помогли спортивные навыки по ориентированию, он хорошо запомнил это место в лесу.

В то время Клавдия работала в госпитале, работала круглые сутки, без отдыха, шли бесконечно составы с ранеными.

Позже, после войны, ее наградили званием отличника здравоохранения.

Потом, в 1943 году, у Клавдии не стало мамы, и у неё на руках остались сестры и брат. В госпитале ей люди помогали, как могли, кто хлебом угостит, кто картофелины, детям.

Блокада

Он Николая долго не было писем. Она молилась за него, только был бы живой, и ждала. Письмо получила только перед самой победой, конверт затерялся в пути на несколько месяцев. Когда Клава  увидела бумажный треугольничек, со знакомым почерком, она поцеловала письмо. Из письма узнала, что он тяжело ранен, и лежит в ленинградском госпитале. В мае 1944 года над ним разорвался снаряд, и его далеко отбросило взрывной волной. Потерял много крови, в госпитале из него извлекли множество осколков. И после войны,  какой-то осколок долго всё ещё оставался в нём.

Когда Клавдия Алексеевна увидала Николая Михайловича, она не узнала его, он выглядел стариком, и был очень бледный и худой.

Но она радовалась, что он живой. И, с тех пор, они не расставались ни на день. Они пошли расписываться в загс в декабре 1945 года, дату  заранее не обдумывали. Только потом, после посещения загса, вспомнили, что расписались  19 декабря, в день святого Николая Угодника, и здесь он стал им покровителем.

После войны они всегда были вместе, занимались восстановлением разрушенного войной быта, закончили институты, воспитывали двоих детей

Клавдия Алексеевна окончила Ленинградский педагогический университет, и работала  потом в школе, учительницей русского языка.

Николай Михайлович  преподавал в Ленинграде,  Туле, в Подмосковье, в других городах, и занимался научной работой.

Но, что бы ни происходило, чем бы не занимались, независимо от профессий, они пронесли по жизни, и сберегли в сердцах,  очень  дорогое,  - любовь друг к другу, нежность, трепетные отношения, и бережность. Где бы  ни бывали, они сохранили сердечность по отношению ко всем  людям, сопереживание, понимание, готовность поддержать каждого, готовность прийти на помощь, жизнелюбие.

Вот такая история и судьба двух любящих людей, переживших блокаду Ленинграда. И сколько таких историй и судеб. Так хочется замечать и беречь, тех, кто рядом с нами...
 

 

Предыдущий  Следующий

 

 

Категория: О человеческом | Просмотров: 544 | Добавил: нибирутяночка | Теги: блокада ленинграда, мужество, судьба, Люди, война, любовь | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 0
avatar