Приветствую Вас, Гость

Главная » 2019 » Октябрь » 17 » Чёрное Солнце, XVI. Эта неподражаемая Мари-Энн
02:25
Чёрное Солнце, XVI. Эта неподражаемая Мари-Энн

Неподражаемая Мари-Энн

Глава 16. Эта неподражаемая Мари-Энн

- Быстрее, Сварт, надо скорее посмотреть,  - торопила брата девочка, -  кто там кричит на весь лес.
Сун поспешно устремилась вперёд…  Лисёнок не отставал от неё.
- Да подождите, вы, - тщетно пытался удержать друзей дракончик, пыхтя позади, - Не бегите вы… Может, не стоит нестись навстречу новой беде… Да ну вас…
     Скоро их взглядам открылась, ярко освещённая солнцем, лесная полянка. А на поляне, громко распевая песни и собирая букет цветов, приплясывало самое нелепое существо, из тех, которых детям доводилось видеть в своей жизни.
Сидя в кустах, компания принялась шёпотом обсуждать ситуацию.
- Дракониха, однозначно, - протянул Сварт, - Совсем молоденькая…
- Но не наша, - уточнила Сун, - Не из нашего становища.
Дракончик пригляделся…
- О, боги, на ней что - одежда?!! На ногах - сабо, кружевные панталончики… Смотри, смотри, сестрёнка! У неё на лодыжке татуировка в виде бабочки! Очуметь!
- И вся переливается, как ёлка на празднике Йорга, - оживлённо подхватила девочка, - Серёжки, бусы на шее, косу заплела. А бантики-то какие красивые! Сварт, а почему у меня таких нет?!!
Дракончик фыркнул. 
- Какие бусы, какие серёжки! Нет, женщины - неисправимые существа. Стоит где-то чему-то заблестеть -  и они становятся глупее бурундуков.
- У неё венок из бешихи на голове, - мрачно тявкнул лисёнок.
 

     Брат и сестра тут же перестали ругаться.
- Точно, венок из бешихи, - воскликнул Сварт. - Потому она и скачет по поляне с бестолковым видом. А чего она хохочет  и песни поёт?
- Здесь, недалеко, источник священного смеха, - вспомнила Сун.
- Так… понятно…, - дракончик многозначительно кивнул, - Напилась из источника, нанюхалась бешихи, может, гриб, по-глупости, какой сжевала… Только вот вопрос - какой нормальный дракон такое над собой сотворит? Я, лично, таких не знаю.
- Нормальный, конечно, не будет, а сумасшедший обязательно станет, - уверенно заявил лисёнок. Она от Целителя Геллара сбежала, точно. Её лечиться привели, а она убежала. Целитель-то наш совсем слепой стал.
- Эмп прав, - заметила Сун, - к Целителю приводят таких. Помнишь, из-за гор привозили одного… Он всё рвался реставрировать старинную бронзу, щебетал, сидя на рябине... в общем, совсем разум обронил, бедняга. И эта такая же.
- Да пусть себе веселится, коли пришла охота, - буркнул,  изрядно проголодавшийся, дракончик, - А нам домой пора.
- Да что ты, братик, - Сун нахмурилась, - негоже оставлять попавшего в беду, особенно сумасшедшего. Они, потерявшие разум, вроде детей малых становятся. Пропадёт ведь одна. Значит решили так… Выходим, здороваемся, ведём себя дружелюбно, слышишь, Сварт? Дружелюбно! А твоим взглядом только свиней дядюшкиных пугать! Ласково ей улыбаемся и ведём под руки к Целителю. Не забывайте соглашаться со всем, что она изволит сказать. С тронутыми - иначе нельзя! Запомнили? Кивать, улыбаться, поддакивать, вести к Целителю!
Лисёнок согласно тявкнул.
Сварт натянуто  улыбнулся.
- Больше искренности! -  толкнула его Сунн, - Я такую улыбку совсем недавно видела. На морде Травса, который собирался нас слопать. Оскалишься так ей навстречу - удерёт в лес, ищи её потом…
- Ну? Все готовы? - девочка строго взглянула на друзей, - Идём знакомиться с этой чудачкой.

 

     Они храбро вышли на поляну. Странная дракониха, едва заметив их, издала счастливый вопль. Приветственно размахивая лапами и звеня многочисленными браслетами, она бросилась навстречу детям. На всякий случай, друзья попятились  поближе к кустам.
 - Наконец-то, наконец-то! Хоть одна живая душа появилась! - радостно кричала помешанная, - а то я совсем растерялась. Идти не знаю куда, поговорить не с кем.  А тут -  вы! Какая удача! Безумно рада вас видеть! Между прочим, я - Мари-Энн!
- Слышите, - шепнула Сун друзьям, - сама признается… "безумно рада"… Понимает бедолага, что с ней творится, а сделать ничего не может. Выручать надо.

 

     Сварт сделал шаг вперёд, и попытался улыбнуться  как учила его сестра.
- Привет, Мари-Энн! Ты откуда?
Дракониха восторженно взвизгнула.
- Собачка! Вот чудо-то! Собачка говорить умеет! -  Она попыталась погладить Свора. Тот шарахнулся в сторону.
- Откуда ты взяла, что я - собачка!? -  процедил дракончик  сквозь зубы.
- Тише, тише, братик, больше позитива, - зашептала брату Сун, - Помягче с ней надо.
- Ну, конечно,  собачка, не человек же, - удивилась  дракониха, и принялась загибать пальцы, - Во-первых - хвост, во-вторых - лапы. В-третьих - морда смешная. Собачка, разумеется. И зубы скалит.
- Не скалит, - зашипел Сварт, в одну минуты сделавшись, до боли, похожим на своего дядюшку, - Улыбаюсь я так.
Но Сун уже взяла инициативу в свои руки.
- Не называй его больше собачкой, Мари-Энн, - ласково попросила она, - Его зовут Сварт. Меня - Сун, а Лисёнка - Свор.
- Хорошо, - пожала плечами дракониха, - Просто подумала, что это твоя собака, Сун. Я из деревни Хлёд, а где она находится, даже не помню, я долго шла. Заблудилась, скорее всего. Мама с папой волнуются, наверное…
- Но Хлёд - человеческое поселение, - округлила глаза девочка, - Что ты там делала среди людей?
- Какая ты странная, - с каким-то детским недоумением засмеялась Мари-Энн, - Как это, что я там делала? Жила, конечно. Человек среди людей и должен жить. Я – человек, и ты - человек, не такой красивый, правда… А между прочим,  твоя собака опять зубы скалит!
- Попрошу без оскорблений, - донеслось из-за кустов, - Я могу и забыть, что кто-то здесь сумасшедший!
- Какой сумасшедший? Здесь ещё кто-то есть? - с любопытством  закрутила головой Мари-Энн, - А где он?
- Не обращай внимания, он пошутил, - поспешила успокоить дракониху Сунн, и сделала кустам страшные глаза.
- Мы всё поняли, поняли… Ты - девушка, я - девочка, Сварт- собачка. Ты абсолютно права. Кстати, у тебя такой красивый лак на ногтях. Где раздобыла?

 

     Дракониха растопырила пальчики с изящными ярко-красными коготками.
- У нас во дворе растёт дерево, - охотно начала рассказывать она, - Его смола чудесного, пурпурного цвета. Лак, приготовленный из неё, прекрасно держится по три месяца, не обдирается, не смывается....
- А это? -  Сун робко дотронулась до серебряного браслета с колокольчиком.
- Это? Это папа из командировки привёз. Понравился? - Мари-Энн отстегнула браслет, - На, держи, дарю, в знак дружбы!
Непринужденную женскую болтовню оборвал, уже по-настоящему разозлившийся, дракончик.
- Браслетики, татушечки, бантики… Всё это – хорошо… Но, может быть,  ты нам расскажешь, всё-таки, Мари-Энн, как ты очутилась на этой поляне?
Дракониха слегка наморщила гладкий лоб.
- А тут и говорить почти нечего. Утром мама разбудила меня, взяла за руку, и увела в лес. Она ничего мне не объяснила, но выглядела очень встревоженной. Велела сидеть в кустах, пока за мной кто-нибудь не придёт. Я долго ждала, потом погналась за бабочкой  и заблудилась. Родители там с ног сбились, наверное, ищут меня. Вы не проводите меня домой?
Сварт и Сун переглянулись
- Проводим, конечно, - приобняла дракониху девочка.
- Но давай сделаем так, Мари-Энн, мы пойдём, но если этот твой дом тебе приснился, ты не будешь вырываться  и позволишь отвести тебя к Целителю.
- Да пожалуйста, - надула подкрашенные губки Мари-Энн, - Но я не солгала. Просто заблудилась и забыла, где живу.
- А вот сейчас сходим, и посмотрим, - покровительственно похлопал дракониху по плечу Сварт.

 

     Деревню Хлёд они заметили издалека. Вернее, не деревню, нет. Прямо  в сияющие безмятяжной голубизной, небеса поднимались зловещие клубы чёрного дыма.
     Дракончик, идущий впереди, остановился, как вкопанный. Сун ткнулась ему в спину, и тоже замерла.
- Почему мы встали? Мы правильно идём, уже скоро наша деревня, - закапризничала Мари-Энн.
- Всем молчать! - рявкнул Свор, и, как ни удивительно, его послушались абсолютно все.
Дракончик и лисёнок очень долго принюхивались, всматривались, прислушивались.
Сварт резко обернулся к сестре.
- Сун! Мы с Эмпом сейчас спустимся в деревню, и всё разузнаем. Твоя задача - сидеть с Мари-Энн в кустах, и следить, чтобы она не сбежала.
Сун молча кивнула и потянула дракониху в заросли. Та доверчиво засеменила за ней.

 

     Солнце уже клонилось к закату, когда разведчики вернулись. Сварт шёл медленно и тяжело, низко опустив голову. За ним понуро брёл Эмп. Шкура его приобрела  все возможные оттенки алого и багрового цветов.
Встревоженные, заждавшиеся, Сун и Мари-Энн бросились к ним навстречу.
Сун подбежала к брату:
- Ну что там? Говори!
- Где мои папа и мама?- плаксиво вторила ей дракониха.
Сварт опустил глаза. 
- Отойдем в сторону, сестра, - сурово произнёс он.
Сун схватилась за сердце. 
- Неужели? И никого спасти нельзя было?!!
- Некого там спасать. Нет в деревне живых, сестрёнка, никого нет. Там только огонь и смерть, - глухо отозвался брат.
- Надо выяснить, кто это сделал, - повысила голос девочка, - Может быть, родителей Мари-Энн просто в плен увели? Тогда можно было бы попытаться…
Брат до боли сжал её руку.
- Мы никуда не пойдём, и никому помогать  не будем, - твёрдо заявил Сварт, - Накрепко запомни, сестрёнка, мы - драконы. Мы не вмешиваемся в дела людей. Пусть воюют, пусть убивают друг друга, если им хочется. Драконам до этого дела нет. Такова наша политика, ясно?
- Но это же несправедливо, нечестно, - ахнула девочка.
- Это жизнь,- просто ответил ей брат, - А жизнь вообще штука несправедливая. Это политика, сестрёнка,  она создана для мужчин, а не для женщин с их птичьим соображением.
Сварт досадливо мотнул головой.
- Если о политике всё, давайте решать, что будем делать с этой малюткой, - дракончик лёгким кивком головы указал на сиротливо стоящую Мари-Энн.
- А здесь и решать нечего,- тихо, но непреклонно, ответила Сун, - Она останется с нами.

 

     Дракониха робко подошла к ним.
- Мои папа и мама…, - голос её был тонким  и испуганным, - Они ушли? Бросили меня? Пойду я, - Мари-Энн зашмыгала носом  и подняла на детей большие глаза, такие детские, такие печальные, что у доброй Сун защемило сердце.
- Что ты? Что ты? - девочка бросилась к драконихе. Сун не доставала рослой Мари-Энн даже до плеча, но объятие вышло покровительственным, - Никто тебя и не думал бросать. Родителей твоих мы найдём, а пока поживешь с нами.
Мари-Энн всхлипнула и прижалась к девочке. 
- Это правда? Я буду жить с вами?
- Конечно!, - горячо воскликнула девочка, - Я буду твоей сестрёнкой, и никому не дам в обиду!
Слёзы драконихи тут же высохли.
- У меня есть сестра! Всегда мечтала о сестрёнке! Деревенские дети никогда не играли со мной…
- Это из-за твоей внешности? - перебил её Сварт, и тут же прикусил язык.
- Ну, конечно, - простодушно ответила дракониха, - Мама сказала мне, что я родилась слишком красивой, и люди не хотят знаться со мной из-за обычной зависти.
- У нас ты не останешься одна, - ободряюще погладила новую сестру Сунн, - У нас вообще никто и никому не завидует.
- Спасибо! Спасибо вам! - Мари-Энн бросилась обнимать детей, - Вы такие замечательные! О подобном я только в романах читала! Ты - Сун, настоящей сестрёнкой мне стала. Ты – Свор, мне с первого взгляда понравился! А ты - Сварт, ты - настоящий рыцарь! Спас девушку от смертельной беды. Защитник! Друг с большим сердцем!
Дракончик покраснел.
- Ладно, пошли домой, что ли, - грубовато проворчал он, - Дядюшка заждался нас, поди…

 

     Домой дети возвращались, притихшие. Дракониха взяла Свора на руки. Лисёнок рассказывал ей на ухо что-то  смешное, потому что Мари-Энн иногда, совсем по-девчоночьи, хихикала.
Брат с сестрой шагали впереди. Сунн, как всегда, когда чувствовала, что у братишки плохо на душе, взяла его за руку. Сварт шёл молча, искоса поглядывая на сестру. Наконец, он произнес:
- Негоже говорить такое девочке, да ладно… В этой деревне смерть была в каждом доме, на каждой улице… Те, кто принес её - не грабили, не уносили добро, они просто развлекались. Я испугался… как же я испугался, Сунн… Зачем существа враждуют, несут друг другу зло? Зачем? Ведь в этом нет правды…
Дракончил на секунду прикрыл глаза, словно от сильной боли.
- Не надо, братик, - попросила девочка, - Это разговоры для взрослых. Только взрослые могут решать такие вопросы. Пусть они и думают. А мы? Мы пока только дети.
- Вот именно, дети, - Сварт ожесточённо сжал кулаки. Я подумал тогда, вдруг беда придёт в наш дом, а я не смогу тебя защитить. Мне надо вырасти! Вырасти, как можно быстрее! Драконы так медленно растут! Только к сорока годам они приходят к порогу юности. Но я сделаю это быстрее, сестрёнка, обещаю, ведь с нами Эмп - исполнитель желаний. Я вырасту! Я найду нам Дом. Там мы не будем бросаться в кусты при малейшем шорохе. Ты будешь спокойно здороваться с каждым, кто постучится в нашу дверь… Я вырасту!
Сварт крепко сжал тонкие пальчики сестры и сразу почувствовал, что его крылья налились силой.
Среди деревьев  засветились окна хижины.
- А он добрый, ваш дядюшка? - робко поинтересовалась Мари-Энн.
- Не бойся, сестрёнка, - подбодрил её Сварт, - У нашего дяди сердце золотое, а характер - прямо закачаешься! Да сама сейчас  увидишь… 
И дракончик решительно толкнул дверь.

Валентина Пескова

Оглавление

 

Предыдущий Следующий

 

Категория: Творчество участников | Просмотров: 419 | Добавил: lupa | Теги: рассказ, lupa, Валентина Пескова | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 4
avatar
5
4
Как рано взрослеют дети в сказочном мире,
когда встречаются с горем...
avatar
4
3
   
Спасибо, Валя!
Такая трогательная Мари-Энн,  доверчивая, добрая,  выросшая в атмосфере любви... Как её встретят,  как сложится всё в продолжении...
avatar
4
2
Но встреча - лишь цепи звено....знать продолженья не дано.... gift

avatar
5
1
ThankYou appl goodpost

Ах,Ах..Мари-Энн....Мари-Энн..!...)


avatar