Приветствую Вас, Гость

Главная » 2019 » Ноябрь » 18 » Чёрное Солнце, XXI. Крылья и Звёзды
18:55
Чёрное Солнце, XXI. Крылья и Звёзды

Глава 21. Крылья и Звёзды

- А кто это, Арелия?- тихонько спросила Мари-Энн девочку.
- Да так, одна местная достопримечательность, - промямлила Сун, отводя глаза.
- Нет, Энни должна знать эту историю, - неожиданно вмешался Сварт.- Пойдём в палисадник, сестрички, присядем.
- Наш дядюшка не всегда сидел в своей хижине угрюмым сварливцем и отшельником, - начал свой рассказ дракончик, - В юности он был очень даже весёлым и общительным. Именно тогда он и полюбил Арелию Неповторимую, самую красивую дракониху в стае. Он боготворил, обожал её, готов был целовать землю, по которой она ходила, бережно хранил в сердце слова, сказанные ему. Юлиус даже не замечал, что такие же слова Арелия говорила десяткам других драконов. Она стала его болью и радостью, звездой, о которой он мечтал с утра до ночи. Но Арелия родилась с холодным, расчётливым сердцем. Она была как наливное яблочко, прекрасное снаружи. Но надкусишь  такое яблочко, а внутри - чёрная гниль  и жирный червяк в сердцевине.
- А мне, - подхватила Сун, - она напомнила цветные, красивые камушки на берегу реки. Помнишь, Сварт, ты их всё, маленький, в рот тянул, думал, мол, если они красивые, значит, сладкие и вкусные. Сломал как-то молочный зуб, плакал, но всё равно тащил блестящую дрянь в рот, снова разочаровывался, и снова пытался их грызть...
- Было дело, - невесело усмехнулся дракончик, - Но я тогда был бестолковым ребёнком. А   дядюшка реально в дитя превратился  и ослеп, хуже, чем наши друзья-троллята.  Он видел в ней необычайное свечение, харизму, короче, обронил разум окончательно.
- Если он вообще у него был, - тявкнул лисёнок.
- Но, - продолжал свой рассказ Сварт, - Арелия предпочла ему, пусть не такого сильного и красивого, но зато очень богатого дракона.
- И дядюшка, - вздохнула Сун, - ушёл от мира, затворился в хижине, пряча от всех свое разбитое сердце.

 

     На длинных ресницах Мари-Энн заблестели слезинки.
- Несчастный...., - тихонько прошептала она.
- Подожди, слушай, что будет дальше, - дёрнул её за фартук Сварт, - Вскоре старый муж Арелии умер, и в сердце дядюшки вновь расцвела роза надежды. И снова  ветреная красавица на что-то намекала ему, снова обещала... и, в конце концов, вышла замуж за другого,  который дал ей шикарный дом, много скота и золота в сундуках.
- Этот муж тоже  прожил очень мало, - Сун поёжилась, словно от холода,
- Она недолго горевала, - подхватил дракончик, - Появился третий муж, потом четвертый, и, после каждой кончины очередного супруга, Арелия делалась всё богаче...
- А Юлиус всё это время безуспешно пытался втиснуться  между мужьями, встать в очередь самоубийц, - возмущённо тявкнул лисёнок, - Не хотел видеть очевидного.
- Точно, Свор, - поддакнула девочка, - И Солнце может спалить дотла. Вон, какая красивая и сладкая мерь-ягода, а покушаешь и отправишься прямиком к богам...
- Но всё самое худшее, ещё впереди, - нахмурился Сварт, - Недавно умер её очередной супруг. Мне тетя Эрния шепнула несколько дней назад, что Арелия сама предложила свою руку дядюшке. Конкретно предложила, без обычных своих хитрых ужимок, очень по-деловому. И держалась уверенно, будто и не ожидая отказа...
- А он что? - ахнула дракониха.
- А этот балбес, - раздражённо фыркнул дракончик, - Даже не закончив разговора, вне себя от радости, припустил домой. Так понимаю, кинулся готовить семейное гнёздышко для этой ведьмы...
- Ну, что ж, - упавшим голосом пробормотала Мари-Энн, - значит она, наконец, пожалела его... Юлиус получит свою Звезду...
- Ты что, Энни! - взвизгнул Сварт, - Не понимаешь ничего? Какое там пожалела.. Гадина узнала  про клад, который мы, дураки, нашли  и сложили в дядюшкин погреб. Можно сказать, сами его смерть в дом притащили.
- И теперь Юлиус -  член клуба "Кандидаты на тот Свет", - тявкнул лисёнок.
- А что мы-то можем сделать? - развела руками дракониха, - Ведь любит он... Нельзя отнимать у человека его Звезду...

 

     - Ты что, уже сдалась, Энни? - Сун сердито взглянула на подругу, - Надо придумывать что-то...
- Конечно! - возбуждённо подхватил дракончик, - Вы что, думаете, что я буду сидеть  и спокойно наблюдать, как расчетливая, неземная  этуаль раскрывает свою прожорливую пасть  на мой клад?!! Не бывать этому! Как только  дядюшкина звезда переступит порог нашего дома… я… Клянусь, у ведьмы земля под ногами загорится!
- Партизанскую войну начнём! - азартно пролаял лисёнок.

 

     Мари-Энн с трудом поднялась со скамьи.- Пойдёмте-ка лучше в дом. Ужинать пора. Там посмотрим...
     И они принялись смотреть... Словно тяжёлое, предгрозовое облако  опустилось над хижиной. Но дядюшка вовсе не замечал грустных, гневных, осуждающих и презрительных взглядов домочадцев.

 

     Словно беспечный жаворонок, он порхал по дому, щебеча всякие глупости, и занимаясь обустройством будущего семейного гнезда. К хижине  был пристроен небольшой флигель. Юлиус купил новую мебель  и множество безделушек, которые так нравятся женщинам.
     Возмущённый Сварт рассказал друзьям, как ополоумевший дядюшка извлёк множество лучших драгоценностей из их клада, и вечерами раскладывал украшения в бархатные футляры, явно готовя подарки будущей жене. 
     Мари-Энн делалась всё бледнее, а руки её, подающие  обеды и ужины, сильно дрожали. Дети перестали здороваться  с драконом и выходить к завтраку. Лисёнок предложил начать срочно разрабатывать план подпольной борьбы. 
- Враг не пройдёт! Мы встретим его во всеоружии! - авторитетно заявил Эмп.
     Его друг Мегар, последнее время просто-таки поселившийся в хижине, одобрительно мяукнул. Его, ещё пока довольно  короткий, хвост, взвился вверх, выходя в боевую позицию. Угрожающе блеснула, выпущенная игла.
   Но влюблённый дядюшка ничего не замечал, блаженно витая в волшебном мире будущего счастья.

 

     Правда, однажды он спустился из звёздных далей на грешную землю. Это было то редкое утро, когда семья все-таки собралась за одним столом.
     Сварт с отвращением тыкал вилкой в омлет. Сун сидела мрачная, опустив глаза в пол. Лисёнок и юный травс испепеляли дядюшку глазами.
- Энни, - неожиданно мягко начал дракон, - Я давно хотел сказать тебе… спросить у тебя...
     Тарелка с омлетом выскользнула из рук Сварта  и грохнулась на пол. Никто не обратил на это внимания.
- Ушам не верю, дядюшка, наконец, опомнился? - быстро шепнула Сун брату.
Все затаили дыхание. Мари-Энн вскинула на Юлиуса просветлевшие глаза  и покраснела.
Так, вот, Энни, - повысил голос дядюшка, - Почему ты, як тебя забодай, до сих  пор не освоила Дар Неба?!!
Почему ты до сих пор не летаешь?!! Вот Арелия совсем махонькая взмыла в небеса, вся стая ей рукоплескала.
     Юлиус, не обращая внимания на одновременно вырвавшийся у домочадцев вздох разочарования, категорически заявил:
- Сегодня я сам научу тебя летать, Мари-Энн, - Всем немедленно собираться!

 

     Для овладения Дара Неба был выбран небольшой, но достаточно крутой пригорок. Дракониху установили на его вершине. Быстро и доступно  дядюшка растолковал Мари-Энн теорию. Объяснил, как работают плечевые мышцы, как движутся крылья, поднимая могучее тело в воздух. Но, впитав основы теории, словно  губка воду, Мари-Энн, на практике, как всегда, оказалась не на высоте.
 

     Снова и снова сталкивали её дети с пригорка.  Снова и снова  распахивались мощные, красивые крылья, просто созданные, чтобы покорять небеса. Распахивались… и бессильно опадали… Раз за разом Мари-Энн кубарем катилась вниз, попадая в негостеприимные объятия раздражённого дядюшки.
     К вечеру Юлиус выдохся.
- Баста! Урок закончен. Всё без толку. Дракон разочарованно смотрел на Мари-Энн, на её испачканные землей щеки, по которым слёзы проложили жгучие дорожки.
- Да куда тебе взлететь, - презрительно процедил дядюшка, - Говорил же я, что подменыш никогда не встанет на крыло. А вот Арелия -  с небом в сердце родилась. Что уж теперь, Энни, доживай так…
     Мари-Энн дёрнулась, как от пощёчины  и закусила губу.
- Управляйтесь одни, - обернулся дядюшка к племянникам, - У меня дела, - И дракон с шумом взмыл в воздух.

 

     Сун бросилась к подружке.
- Мари-Энн, не расстраивайся. Ты обязательно взлетишь. Для полёта нужна радостная душа, а твоя - рыдает. Для полёта нужны силы, а ты несколько дней, как не ешь ничего.
- Конечно, взлетишь, - поддержал сестру дракончик, - Просто из дядюшки преподаватель, как из меня бард-песнопевец.
Дракониха приобняла детей. 
- Я взлечу. Я обещаю вам.
     Детям на миг показалось, что голос их подружки прозвучал очень уж спокойно и печально. Но они встревожились только на миг.  Энни напомнила им про эклерчики  с земляникой  и дети наперегонки припустили к дому.

      Сун неожиданно проснулась посреди ночи.
- Опять, штору задернуть забыла… Луна-то какая! - Девочка бросила рассеянный взгляд в окно  и оторопела. Прямо по лунной дорожке неторопливо уходила из дому Мари-Энн.
- Сварт! Сварт! Живо просыпайся! Энни уходит! -  принялась лихорадочно трясти брата Сун.
- А… а… Что? Кто уходит? - пробормотал дракончик, растирая заспанные глаза.
- Наша Мари-Энн!
     Сварт подскочил в кровати, и впился взглядом в окно.
- Быстрее, сестричка, быстрее, бежим! Надо догнать её или я чувствую, быть беде!
     Дети выскочили во двор  и припустились вслед за драконихой. Они догнали её уже в лесу. Мари-Энн как будто  и не удивилась появлению запыхавшихся растрёпанных детей.
- А, это вы, - улыбнулась она, -  Я рада вас видеть. А сегодня, особенно рада. Не спится? Вон, луна-то какая.
- Куда ты уходишь, сестрёнка? - робко спросила Сун, прижимаясь к тёплому плечу драконихи.
- Вы простите меня,  - приобняла Мари-Энн детей, - Бывает время, когда человек, или дракон, или кто-то ещё, должен выбрать свою дорогу и найти новый Дом. Так бывает. Вы вырастете и всё поймёте.
- Но почему ты ничего не взяла с собою в дальний путь, Мари-Энн? - тревожно спросил Сварт, хватая её за руку, - Ни еды, ни фляги с водой, ни тёплого платка, чтобы укрыться в непогоду. И украшений на тебе нет…
 

     - Понимаешь, Сварт, - дракониха ласково потрепала его за ушки, -  Когда уходишь к новому, всё старое остаётся позади. Ничего не нужно брать с собой.
     Сун ещё крепче прижалась к Мари-Энн.
- Энни, позволь, мы проводим тебя, хотя бы недалеко.
- Проводить? Да, пожалуй, - кивнула она, - Начинать новый путь одному трудно, и немного страшно. Хорошо, когда рядом идут твои любимые и друзья. Спасибо, мои милые.
Долгое время они шли молча.
- Мы поднимаемся всё выше и выше в горы, - прошептал Сварт на ухо сестре, - куда это она собралась?
- Я хотела попросить вас, - неожиданно обернулась к ним дракониха.
- Вашему дяде первое время будет немного тяжело без меня. Сун, сестрёнка, пригляди за ним. Следи, чтобы он не простужался, вовремя обедал и ужинал. Заботься о нём и жалей его за меня. Сварт, братик, ты настоящий мужчина. Береги его. Ведь он такой… чувствительный… А наша с ним судьба, видать, не сбудется, не захотели боги…, - Мари-Энн опустила голову.
- А впрочем, мы уже   пришли.

 

     Они стояли посреди прекрасного горного луга. Серебристая лунная дорожка весело бежала по мягкой траве, дремлющим цветам, маленьким валунам, отшлифованными ветрами  и обрывалась у края дымящейся пропасти.
- Мари-Энн! - ахнул Сварт, -  Мы же вышли на скалу Соколинная Грудь! Там внизу - Бездна! Что ты удумала?!
- Я пришла Домой, - просто ответила дракониха, - И я очень вас прошу, мои дорогие, не портить  тишину истериками, криком и визгом. Вы можете сделать для меня эту малость?
     И такова была сила этого ласкового спокойного голоса, что дети кивнули и молча сели в траву.
- Это хорошо, - кивнула Мари-Энн, - Ваш дядя прав, я никогда не стану крылатой. Но я смогу увидеть  небо в последний раз.

 

     Дракониха подошла к самому края обрыва. Она обернулась к детям, выпрямилась, и в один миг, стала до боли похожа на ту весёлую девчонку со смешным венком на голове, какой  они встретили её на лесной полянке много-много дней назад...
     Мари-Энн ещё раз улыбнулась им и спокойно шагнула вперед...
Страшную тишину разорвал пронзительный вой лисёнка, отчаянно выкрикнувшего что-то в равнодушное небо...

 

     Дети продолжали ещё ошарашено смотреть в чёрную бездну, когда загудел воздух  и на поляну опустился дракон.
- Где она? Где Энни?!! - выкрикнул Юлиус.
- Она ушла домой, - еле слышно прошептала Сунн, - Дядя! - голос девочки зазвенел, - Что ты наделал, дядя! - пронзительно закричала Сунн, - Ведь Счастье было так близко! Ведь сколько раз оно говорило тебе - Вот оно, я, рядом! Такое тёплое, родное домашнее… А ты! Ты – глупый, бестолковый ребёнок, всё мечтал достать с неба  звезду! А что с ней делать, с этой звездой?!!! Что!!? -  Девочка захлебнулась рыданиями  и упала лицом в траву.
     Глаза Сварта разгорелись двумя багровыми факелами.
- Ты отправил её на смерть, своими собственными руками отправил! Ты назвал её бескрылой! А она так мечтала взлететь, - он хотел ещё что-то сказать, но, скрипнув зубами, промолчал и отвернулся к упавшей  сестре.

 

     Неожиданно Сун приподнялась с земли и повернула к ним бледное, залитое слезами, личико.
- Подождите, - прошелестела она одними губами, -  Надо найти Энни, похоронить, надо…

 

     С лица Юлиуса стремительно  исчезали  краски, выражение, эмоции, всё то, что делает Живое -Живым. На детей смотрели потухшие,  мёртвые глаза.
- Ничего не надо, я сам сделаю всё, сам, - простонал дракон.
 Развернулись  огромные крылья,  он спикировал, исчезая  в бездонной пустоте.
     И долго-долго тихо было на зелёной поляне...

 

     Неожиданно чёрная молния разорвала седые клочья  тумана. Появился мрачный Юлиус, крепко прижимающий к груди  тело Мари-Энн. Дракон осторожно уложил её.
     Дети, широко раскрытыми глазами, смотрели  на свою шуструю, неугомонную подружку, тихо лежащую  на земле. Казалось, что Мари-Энн, набегавшись  по хозяйству, просто прилегла отдохнуть. Маленькая, уставшая дракониха в зелёной траве...
- Энни! - заревел вдруг дядюшка, совсем прежним своим голосом, - Быстро вставай, хватит придуриваться!
- О боги! Новая беда! Дядюшка с горя  спятил! - тихонько охнул Сварт.
     Дети в ужасе уставились на Юлиуса.
- Энни! Немедленно поднимайся! - продолжал разоряться тот.
- Ты хочешь, чтобы мои племянники  с горя в ту же пропасть попрыгали? - трубно взывал  к бездыханному телу дядюшка.
     На детей неожиданно  весело глянули родные, голубые глаза.
     У дракончика ошеломлённо приоткрылся рот. 
- Я наверно сплю, точно сплю! Сейчас проснусь! - Сун изо всех сил ущипнула брата. Сварт взвизгнул.
- Энни! - завизжала девочка, ещё громче дракончика, - Энни! Жива! Я сейчас тебя убью! - девочка бросилась к драконихе, и начала обнимать её, - Но как?!!Как?!!! Глазам не верю!
- А знаете, где я её нашёл? - возмущался дядюшка, - Летала там над самой землёй, рыдала и ругалась  как паромщик, из-за того, что не может упасть и разбиться. Ну, я ей поддал хорошенько, сгрёб в когти  и к вам, назад!

 

     Неожиданно Мари-Энн приподнялась с травы и уставилась на дядюшку возмущенными глазами.
- Какого… ты, Юлиус, вытащил меня из этой… попасти?!! Почему не дал обрести свой Дом?!! - закричала она.
- Ого, - зашептал дракончик сестре, - Даже не знал, что Энни умеет так выражаться. Прямо, в девять петель… Круто!
- Да что ты, Энни, - забормотал Юлиус, испуганно пятясь  и даже делаясь меньше ростом, - Чего ты раскричалась? И вообще, как ты решилась, такое над собой сотворить?!!
- А потому! - зарыдала Мари-Энн, - Потому что, когда ты -  лишний, то должен уйти. Да, да, уйти, а не мешать чужому счастью. Наверное, твоё сердце окаменело, Юлиус, если ты подумал, что я, как бедная приживалка, останусь, и буду радоваться, глядя на вас с Арелией? Ещё и возмечтал, небось, что я пирожки вам в постель подавать начну?! С тебя станется! Нет в тебе жалости, не видишь никого, кроме этой, своей звезды, чтоб её!!! А я тоже пока живое существо! Так что оставайся со своей женой, а я пойду!
- Какой женой!! - закричал Юлиус, с трудом удерживая отчаянно вырывающуюся дракониху, - Какая Арелия?!! Я только на тебе и думал жениться! Дом готовил... Для тебя! Для наших будущих детей!

 

     Мари-Энн затихла, ошеломлённо уставившись на Юлиуса. Дети и лисёнок открыли рты.
- Для меня? - обморочным голосом прошептала дракониха, - А почему ты мне это сразу не сказал?

 

     Дядюшка насупился.
- Просто хотел сделать тайный сюрприз. Всё приготовить, а потом предложить тебе руку, сердце и всё, чем я владею. Ну почему так всегда? Стараешься сделать лучше, а твои намерения не понимаются, извращаются, истолковываются превратно… Ох, уж, та женская, дремучая глупость!
- Да, подожди, дядя, - дёрнул его за хвост племянник, - При чём тут женщины? Мы тоже подумали, что ты собрался жениться на Арелии. Разве она с тобой не говорила? Не предлагала создать семью? Народ всё слышал... Все видели, какой счастливый ты понёсся после этой беседы.
- Да, предложила! Да, понёсся! - зарычал дядюшка, - Ответил ей, что уже вырос из детских штанишек, на кой мне пустоцвет сдался, и что на небо к предкам я тоже не тороплюсь! Сказал, и прочь понёсся со всех ног от неё… Вот так.
- Значит, зря мы к обороне с Мегаром готовились.., .- разочарованно протянул Лисёнок, - Столько всего напридумывали... Жаль... Ох, дядя Юлиус, - встрепенулся Эмп, - А почему ты эту Арелию, не к ночи будет помянута, без конца приводил в пример, нахваливал?
Юлиус смутился.
- Я тут книжку по психологии у троллей купил,- смущённо рассказал он, - Там автор рекомендует постоянно слегка подогревать женскую ревность, приводя в пример соперницу…  вот я и подумал...
- Это очень плохая книжка, вернёмся, бросим в печь… хорошо бы и автора туда, чтоб его приподняло, да шлёпнуло, - пролаял Эмп, - Наша Энни из-за психолога этого, чуть не самоубилась... Разбейся она, кто варил бы, наш с Мегаром,  любимый сыр?!! Ты о чем думал, когда зловредную эту книжку изучал, дядя?!! - зашипел возмущённый Эмп.
- Дядюшка, - спросила Сун, обнимая Мари-Энн за плечи, - а почему ты никогда не говорил Энни о своих чувствах?
- А что, она сама не могла  догадаться?!! - возмутился дракон, - Энни, ты же видела, как я стараюсь для тебя? Дела говорят за себя лучше слов.
- Но ты же не ухаживал за ней, не пел песен, не водил гулять, - продолжала удивляться девочка.
 - Какие песни? - топнул ногой Юлиус, - Не принято это у драконов. Я готовлю для своей Женщины дом, дарю ей украшения  и обещаю до самой смерти защищать её. Что ещё ? Заходи, живи, расти детей, береги домашний очаг. Чего вам всем нужно-то от меня?!! Хотите, чтобы я тоже в пропасть бросился?!!
     Мари-Энн испуганно ухватилась за Юлиуса и уже не выпускала его руки.
- Твоя неправда, дядюшка, - вмешался в спор вредный племянник, - Ухаживают драконы за своими любимыми. Это на тебя от старости забывчивость напала... Ой! Сун, прекрати щипать меня за хвост... Дядя, помнишь, как за тётей Эрнией ухаживал её будущий муж?  Они вместе охотились, купались в озёрах, в бурю сидели на скале, и подпевали ветру...
- Дядюшка, ты хоть раз сказал ей слово Люблю? - гнула свою линию настырная девочка.
- Не понимаю я в этом ничего, - угрюмо пробурчал дракон, - Для Арелии когда-то сладкие слова легко лились, а здесь как заколодило... Но я знаю одно, - Юлус покрепче прижал к себе Мари-Энн, - Если бы ты разбилась в этой проклятой пропасти, Энни, я бы пережил тебя ровно настолько, чтобы похоронить. Вот так.

 

     Все затихли.
- Может, домой пойдём? - жалобно проныл лисёнок, - который час здесь сидим... кушать хоца...
- Нет, как же я рада, что все так хорошо закончилось у нас! - Сун одной рукой обхватила шею Юлиуса, второй - Мари-Энн, и, в порыве чувств, притянула их к себе с такой силой, что все трое столкнулись лбами.
- А всё из-за того, что вы молчали. А когда вам говорить-то было? Ты, дядя, без конца куда-то улетал, ты  - Энни, по хозяйству хлопотала... Ничего друг о друге толком и не ведаете. Вот ты, дядя, знаешь, какие цвты любит Энни? Правильно - не знаешь... А она обожает васильки и лаванду... Что, что? Записываешь? Надо не записывать, а просто знать. Этих цветов много на склонах наших гор, и за ними не надо отправляться в южные оранжереи... Я думаю, вам с Энни надо отвлечься от домашних дел. Просто полетать вместе, сказать все слова, которые должны были прозвучать давным-давно... Просто побудьте вдвоем… 
- Подождите, - забормотал дракон, - Энни, давай хоть домой залетим, украшения возьмем…
- Нет, Юлиус,- нежно улыбнулась ему Мари-Энн, - Я успею ещё налюбоваться твоими подарками... А сегодня мы возьмём только два сердца - твое и мое, согласен?
Дракон, не отрывая взгляда от её  счастливого лица, быстро-быстро закивал головой.

     - Значит, договорились, - подытожила Сун. Вы отправляетесь в отпуск, а с хозяйством мы и сами управимся. Правда, Сварт, правда, Свор?
     Дракончик  уныло кивнул. Лисёнок вначале скривился, потом задумался  и на его морде  появилось мечтательное выражение.
- Лады, племянники. Спасибо, что отпускаете. - Юлиус с улыбкой взглянул на Мари-Энн, и та просияла ему навстречу, - Да здравствует отпуск! Летим, дорогая?  Мне так много надо тебе рассказать…
     Дети долго провожали их взглядом.
- А мы что, теперь-  настоящие хозяева? - оживился дракончик, - У меня есть отличные идеи по обустройству. За месяц много чего хорошего можно сделать для Дома.
...И дети отправились обустраиваться....

Валентина Пескова

Оглавление

 

Предыдущий Следующий

 

Категория: Творчество участников | Просмотров: 320 | Добавил: lupa | Теги: Валентина Пескова, lupa, рассказ | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 5
avatar
5
2
avatar
4
3
Спасибо, Ириш! С новосельем на сайте!
avatar
5
5
goodpost goodpost
avatar
4
1
Вот как счастливо закончилась эта маленькая история любви! 
Или она только начинается....
avatar
4
4
Всё только начинается... love  А пока дети получили самую заветную, самую соблазнительную игрушку - власть и автономию. И распорядятся они этим ну очень своеобразно...
love flowr   love
avatar