Приветствую Вас, Гость

Главная » 2019 » Октябрь » 28 » Дары огня
18:59
Дары огня

Девушка у костра

– У нас верят, что разговоры у огня случаются только с людьми, которым ты по-настоящему доверяешь. Огонь – дар богов, и не с каждым можно его разделить. Так что мы, можно сказать, с тобой теперь почти друзья.

Лурдьяр, обернувшись к Грэйе, неожиданно для самого себя улыбнулся. Та же и бровью не повела. Бледное лицо оставалось таким же непроницаемым, а задумчивый взгляд был направлен на объятые пламенем поленья.

За прошедший час она не сказала ему ни слова. Только представилась, и то с большой неохотой. Лурдьяр, если уж на то пошло, и сам не большой любитель поговорить, и он прекрасно понимал Грэйю, не желавшую отвечать на его вопросы, но сейчас ему было необходимо выяснить, что привело её к озеру.

И почему она – девочка семи лет – провожала в последний путь душу своей матери.

Лурдьяр прекрасно помнит момент, когда он сам впервые увидел душу умершего. Но тогда с ним, испуганным, брошенным на произвол судьбы ребенком, рядом был Аргнард, который научил его истории и географии, научил считать и писать, управляться с оружием, и – самое главное – передал ему все необходимые знания для того, чтобы быть Проводником. Аргнард ушел на Другую Сторону около тридцати лет назад, а сегодня Лурдьяр, возвращаясь в мир живых, увидел у озера маленькую девочку. Было уже темно, падающий снег мешал ему внимательно её рассмотреть. Несколько минут они молча стояли друг напротив друга – маленький ребенок и взрослый мужчина, которому по обычным человеческим меркам было уже больше сотни лет. А потом Лурдьяр протянул ей руку и почувствовал, как маленькая, на удивление теплая ладошка осторожно берет его за пальцы.

И вот сейчас, сидя в жарко натопленной комнате, Лурдьяр наконец-то смог внимательно рассмотреть ночную гостью. Она медленно ела предложенный ей медовый хлеб, аккуратно отщипывая кусочки. Угольно черные, вьющиеся крупными кудрями, волосы, невероятной красоты изумрудные глаза и болезненно-бледная кожа. Грэйя была меньше всех детей её возраста, но во внимательном взгляде угадывался не по годам глубокий ум.

– Как ты там оказалась? Ночью, да ещё и в такую метель. Ты ведь, наверное, замерзла, - неуклюже закончил Лурдьяр, столкнувшись с неожиданно серьезным взглядом Грэйи. Она продолжала молчать, и лишь когда Лурдьяр уж было подумал махнуть рукой на все попытки дождаться от неё хоть какой-то ответ, медленно произнесла:

– Она попросила меня её проводить. Сказала, что ей страшно одной.

Ветер ломился в двери, жалобно выл, взывая к доброте хозяев, отчаявшись, со злостью бросал снег в окна. В наступившей тишине Лурдьяр невольно подумал о том, что сквозь стенания бури слышит насмешливый голос Моргина – ночной кошмар начинающих Проводников. Уж кому, как не ему, знать о человеческих (и не только) страхах. Грэйя вновь перевела взгляд на огонь, и Лурдьяр последовал её примеру. Пламя тянулось к ним по дощатому полу, отбрасывая на стены извивающиеся в диком танце тени. Лурдьяр вспомнил о том, как они с Аргнардом до утра засиживались у камина, рассказывая друг другу истории. Лурдьяр никогда не был большим любителем поговорить. Он всегда старательно избегал разговоров с жителями деревни, а если уж и приходилось вступать в беседу, то отделывался короткими фразами. И только с Аргнардом он чувствовал себя совсем по-другому, общался с большей охотой и нередко сам предлагал темы для разговоров.

– А тебе не было страшно? Одной, ночью, да ещё и с… – Лурдьяр вовремя прикусил язык, чтобы не сболтнуть ничего лишнего.

– А почему я должна бояться свою маму?

Ответ был настолько простым и неожиданным, что Лурдьяр поначалу растерялся. Он наблюдал, как Грэйя осторожно разглаживает слегка помявшееся платье, поправляет темные волосы и думал о том, что ему с ней делать.

Аргнард говорил, что магические способности начинают проявляться в достаточно юном возрасте. Но у кого именно они проявляются – у Проводника или мага – точно сказать нельзя примерно до десяти лет. Лурдьяр же, полагаясь на свой вековой опыт, мог с уверенностью сказать, что Грэйя – Проводник, причем очень сильный. Разговаривать с душами Аргнард научился только в двадцать лет, Лурдьяру понадобилось для этого почти тридцать лет, а Грэйя родилась с этой способностью. Маги в принципе не способны взаимодействовать с миром умерших без особых знаний, да и после их получения на подобное способен далеко не каждый.

Далеко не каждый колдун рождается Моргином.

– Если очень сильно бояться, они заберут тебя с собой туда. Мама так сказала, – неожиданно выдала Грэйя. – Поэтому никак показывать, что тебе очень страшно. Они же тебя не боятся.

– И то верно, – задумчиво отозвался Лурдьяр, сжимая ладонь со шрамом в кулак. Он помолчал несколько минут, а потом медленно произнес: – Не знаю, что мы будем делать с тобой Грэйя, только одно понятно: бояться нам нельзя. Что бы ни случилось.

Грэйя кивнула и вдруг стала очень серьезной. Лурдьяр же наоборот вдруг почувствовал себя очень глупо, словно он, стараясь впечатлить маленького ребенка, пытался показать себя тем, кем на самом деле не являлся. В тот вечер они больше ни о чем не говорили. Лурдьяр принес ещё медового хлеба, заварил травяной чай и до самого утра сидел рядом с Грэйей, пока она не уснула.

Лурдьяр очень любит вспоминать эту ночь, ведь она стала судьбоносной и для него, и для нового Проводника. Он любит напоминать о том дне Грэйе, которой уже исполнилось двадцать три года по человеческим меркам. Она, как и в детстве, не по годам серьезна, внимательна и ответственна. Грэйя сделала свой посох на два года раньше Лурдьяра и уже успела войти в доверие к Тернануру. Грэйя предпочитает отмалчиваться в разговоре, и вывести её на беседу не представляется возможным никому, кроме одного человека. По вечерам они с Лурдьяром сидят у камина, и Грэйя первая начинает разговор. Она говорит о встрече с Тернануром, о новой изученной развилке в лесу, о встрече с Аргнардом, с которым они уже успели подружиться. И в этот момент на место вечно серьезной девушки приходит кто –то совершенно другой: тот, кто очень любит медовый хлеб, вечера у камина и веселые истории.

Тот, кто способен разделить с ним, Лурдьяром, самый главный дар богов – уютный вечер и хорошую компанию.

 

' seaside | Catherine Diethel |
 

О Проводниках

 

Предыдущий  Следующий

 

 

Категория: Сказки и притчи | Просмотров: 381 | Добавил: Хранитель-Ветер | Теги: Catherine Diethel, ' seaside | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 1
avatar
4
1
Предназначенье каждому дается неспроста, все мы ведем по-разному под тяжестью Креста....И это так. Кто-то винит судьбу-злодейку, кто то тупо тащит свой Дар как вьючное животное, не понимая Что он несет.А кто-то принимает Предназначение как Долг и Дар, тяжелый, но и счастливый. Таким дерзким Судьба дает минуты передышки на их крестном пути. Хотя бы погрызть медовую лепешку и посмеяться с другом, сидя у ласкового огня...

avatar